4 May 2017

huli_tam: (Default)
Идея была такая: поскольку оказалось, что тёзка моя Ася Г не знала о существовании Жовквы, я предложила туда съездить. Люблю Жовкву.
Это такой городок в тридцати км от Львова, маленький и довольно-таки занедбаний, но -- прекрасный. Настоящая итальянская жемчужина в недрах Галиции. В 17м веке она была резиденцией польского короля Яна III Собеского, и жовковские церкви и синагоги строили и расписывали итальянские мастера.

А ещё там есть дивная трёхсотлетняя деревянная церквушка с витражами в таком закарпатском, стекающем вниз ярусами, стиле. Мне J про неё рассказал ещё года два назад, и настоятельно рекомендовал заглянуть внутрь (через Жовкву я несколько раз проезжала, когда ехала автобусом из Львова в Томашув, как раз мимо церкви, а потом въезжала в аркаду, а из неё, как из сумерек на свет -- на площадь, ранним утром, это было чудо).

Так вот, собрались мы с Асей Г в Жовкву, "если будет хорошая погода".
Это была целая эпопея "Аси собрались в Жовкву".
Сначала мы встретились возле кафе "Музей Идей", а если я или Ася Г находимся вблизи от Музея Идей, это значит, что мы не выдержим и зайдём-таки туда за сырно-луковым пирогом. Поэтому сначала туда зашла она, купила кусок пирога на вынос и мы его тут же сожрали, а потом туда зашла я и купила нам весь оставшийся пирог, которого оказалось полкило. Поход за пирогом несколько отложил наш отъезд.
Погода оказалась прямо летняя, а мы, знатоки львовской эксцентричной погоды, понабирали свитеров и курток, а Ася Г -- ещё и зонт. Было так жарко, что ехать забитой безвоздушной маршруткой у Аси не было сил, и она предложила поехать Убером. А я толком не знаю, что это такое, т.к. у меня нет смартфона. Но если ехать машиной, то мне надо найти мятные леденцы Halls, иначе укачает на первой же минуте. Поэтому я попёрлась по всем окрестным магазинам и аптекам их искать, безрезультатно, пока не дошла до табачного киоска, где они всё-таки были.
Но пока я ходила за леденцами, Убер поднял цену. Тогда мы вызвали Яндекс-Такси, потому что оно тоже дешёвое. В результате отозвались одновременно и Убер и Яндекс, тогда мы отменили заказ Яндекса, а Убер тут же отменился сам. Мы сидели и чертыхались, пока вдруг не приехал всё-таки какой-то из водителей Убера, но тут выяснилось, что здесь, когда водитель откликается на Убер-заказ, ему телефон не высвечивает место назначения. То есть он не знает, куда он будет везти. И наш ответ "В Жовкву" мальчика за рулём явно расстроил.
Ну, в итоге мы всё-таки быстро домчались туда, и тут начался ливень с громом и молнией. Мы притулились под кровлей той самой деревянной церкви, там даже нашлись подушки -- то есть мягкие сиденья от стульев. Сидели, ели сырный пирог, разговаривали обо всём, пахло летней грозой, вокруг сновали люди с велосипедами и недовольный сиамский кот. Дождь пару раз делал вид, что закончился, мы выходили и он начинался с удвоенной силой. А зонт, как выяснилось, поломан в нескольких местах. Поэтому какое-то время мы стояли посреди узкого тротуара, укрывшись зонтом от реальности, как грибом, и я привязывала порванную ниточку, чтобы спица держалась. Минут пятнадцать мы стояли так, не знаю, что думали прохожие. Чтобы привязать ниточку, мне надо было прижать спицу к ткани зонта, а поскольку рук нам не хватало, то Ася Г свела нас с тротуара и упёрла зонтом в дерево, и там мы ещё некоторое время стояли и привязывали. И привязали.

Мы успели часть из того, что хотели; синагога (огромная, невероятно красивая, но в не очень хорошем состоянии -- недоотреставрированная) так и стоит закрытая, и ключ неизвестно у кого, да и входить туда стрёмно в её относительно аварийном состоянии. И ещё я забыла показать Асе след от мезузы в аркаде на площади.
(UPDATE: ключ хранится в жовковском замке, но об этом я тоже совершенно забыла...)
И в Василианский монастырь не зашли, и на зелёные холмы не полезли, потому что было мокро и день клонился к вечеру. Короче, надо будет ещё приехать.

Сначала мы с тёзкой пошли поглазеть в польский костёл святого Лаврентия, ренессансный с барочными элементами (к нему приложил руку архитектор Paolo Romanus, тот самый, что построил во Львове синагогу "Золотая Роза"). Офигенно красивый костёл, мраморный, с большим органом, в холодных тонах (серый, розовый, кремовый), и сам холодный (от мрамора веяло ветерком) и как бы надменный. Снаружи на нём барельефы со всадниками и, как считает тёзка, дельтапланами. Ксёндз поинтересовался, что это такое я несу -- узнав, что это штатив для камеры, почему-то назвал нас "совремёнными девушками".
(Я уже задним числом подумала, что надо было его просветить, что камеры изобрели задолго до его собственного рождения).

Потом мы сидели в аркаде, тоже работы Павла Римлянина, и к нам пришёл мокрый собак. Я ему дала пирога, он сказал, что пирога не хочет, а вот погладить не мешало бы. И мы его гладили и гладили, пока он из вежливости не съел кусок пирога.

Ходили по дворикам, фотографировали гаражи с неожиданно витиеватыми дверными ручками в виде львовских львов; крошечные огороды и сараи (люблю такое: крохотное, бедное, с самопальными пристройками, но тщательно ухоженное и цветущее. это про cultiver son jardin), яблони в цвету, сирень уже распустилась, и даже магнолия расцвела на фоне какого-то коттеджа уёбищных оттенков.

Потом мы пошли в уже упомянутую деревянную витражную 300-летнюю церквушку Троицы, в которую я уже два раза пыталась попасть и каждый раз она оказывалась заперта. Но видимо, бог таки да любит пресловутую троицу, потому что на сей раз нам повезло.
После высокого сурового костёла церквушка оказалась совсем домашней. Как хатка. Там коврики, все иконы в рушничках, красно-синие витражные окошки, очень уютно. А среди всего этого бревенчатого и домашнего -- дивный иконостас во всю стену, как печатные пряники.
А поскольку снаружи она из потемневшего от времени, чуть замшелого дерева, и с деревянной же, чешуйчатой кровлей -- то было ощущение, будто сидишь внутри еловой шишки.
Мы попали на службу, и это была самая необычная церковная служба из виденных мной. Я привыкла, что они торжественные, официозные, со всеобъемлющей акустикой. А тут просто тётеньки в платочках, сидя на скамейках, пели гимны, кто в лес кто по дрова, но очень от души, это было тоже совершенно домашнее действо, очень трогательное.
А мы, пока там сидели -- высохли после дождя, согрелись и почти что выспались.
Вот и осуществился на практике анекдот про "два еврея заходят в церковь погреться..."