huli_tam: (Default)
Это дядька в метро ехал напротив меня


huli_tam: (Default)
У меня было несколько часов (между поездами) в Киеве на погулять, поэтому я созвонилась со старым моим другом Лерычем -- она временно из Ха перекочевала в Ки -- мы хотели гулять по ботаническому саду, но как только я успела подумать "о, тепло", как посыпалась снежная крупа, и мы пошли сначала в хинкальную, а потом в "Любовь-морковь" и рисовали.

Это у нас с Лерычем такое сложилось любимое времяпровождение: мы идём в какую-нибудь кафушку и за чаем рисуем: окружающих, друг друга, интерьер. Мы собственно и в ботсаду хотели этим заняться, и Лерка даже захватила акварели, а я -- угольные карандаши.

Но в итоге мы всё же сели в тёплой хинкальной и рисовали всех, кто был в визуальном доступе. Юные повар и повариха за стойкой (они прямо там и раскатывают тесто) увидели, что мы что-то чёркаем в блокнотиках, догадались и стали нам позировать, мальчик даже периодически махал, как будто мы его снимаем на камеру.

смотреть рисунки )
huli_tam: (Default)
У меня в голове живёт огромный ворох неидентифицированных цитат.
Вот много лет крутилась в голове строчка из далёкого детства, странная строчка: "Дети дядюшки Гороха убегают голышом".
Наконец я додумалась её погуглить. И вспомнила эту книжку, с чудесными иллюстрациями! Она жила где-то на моей полке в кладовке у бабушки Аси.

Теперь вспомнила, Илья рассказывал про Райниса, когда мы ходили по заснеженной Риге. Но тогда это имя didn't ring the bell. А стоило увидеть детей дядюшки Гороха -- и сразу всё вспомнила. Замечательные картинки, так похожи на мои сны, эти гномы среди осенних колосьев пшеницы, травы выше головы. И ещё они мне очень нравятся композиционно -- то, как иллюстрации "распределены" по страницам и разворотам, как они дополняют текст, обрамляя его.





вот тут -- скан всей книжки (и даже внизу коммент оставила сама художница, Елена Аникст!)




huli_tam: (Default)
кайф!
(и да, найдите с трёх раз, где из них иллюстрации Туве Янссон). а мой личный фаворит тут -- Ralph Steadman

https://tygertale.com/2013/08/14/down-the-rabbit-hole/

Если бы по той или иной причине я не могла больше заниматься музыкой и добрые духи дали бы мне на выбор все сферы человеческой деятельности -- науки, искусства, ремёсла, выбирай любое, научим и пустим в вольное плавание -- я бы стала или иллюстратором сказок, или дизайнером безумных одежд.

huli_tam: (Užupis)
Ожидаешь от арки — двора, а она
раскрывается странным бутоном
в потаённую улицу, чашу без дна,
и в кирпичной стене возникает луна,
и прореха — в пространстве бетонном

Здесь подобия арок растут, как грибы,
как дары для того, кто увидит:
полукружия, своды, изгибы, горбы,
словно город из ангельской дальней трубы
пузырём переливчатым выдут.

Потому — чтоб дорога была полна —
лучше двигаться не по прямой,
но — подняться на холм
и спуститься с холма
и тогда, под тобой прокатившись, волна
по кривой принесёт домой.

huli_tam: (bubamara)
А теперь про выставки, ради которых я поехала в Киев.
Не могу сразу про две, напишу пока про первую.

Відновлення пам'яті / Восстановление памяти / Reconstruction of Memory.

Это сборный проект, но начали его Лия [livejournal.com profile] lia_hantenbein и Андрей [livejournal.com profile] el_gerund Достлевы.
Когда летом мы с Лией виделись в Лодзи, проект был на зачаточной стадии, и вот он наконец случился.

Хочу немножко рассказать про художников-инициаторов.
Лия — из Донецка; она textile artist и фотограф. Это она научила меня валять из шерсти. Я пришла к ней на мастер-класс — и так мы стали друзьями, а потом очень близкими друзьями.
Вот что делала Лия до войны, когда жила в Донецке и Киеве: http://www.hobotariy.org.ua/, https://www.flickr.com/photos/hobotariy/albums

Потом Андрей уехал учиться в Польшу, и Лия с их сыном Ильёй переехала к нему, это был январь 2014.
В Польше Лия сделала проект Connection.

Андрей — из Брянки, Луганской области. Он дизайнер, художник в широком смысле слова. В 2011 году, задолго до того-как-всё-это-началось, он написал в своём ЖЖ дивный, прямо борхесовский текст, в котором аргументированно (с источниками, ссылками, картинками) доказывал, что города Луганск никогда не существовало. Вот этот текст, с роем возмущённых комментов от луганчан.
В 2013 он придумал и воплотил в жизнь проект "Луганск город-словарь".

Это всё до войны.
Потом Андрей уехал в Познань учиться, Лия и Илья переехали к нему, а потом случилось так, что возвращаться стало некуда. И вся их память — семейные фотоальбомы, вещи — остались там, в ДНР и ЛНР.
Летом 2015 года он сделал проект "Оккупация", который потом вошёл в "Восстановление памяти": накупил на барахолках много старых фотокарточек, неизвестно чьих. И сделал из них
— с помощью коллажа, ретуши, подписей — "свои" утраченные фотографии. То есть псевдосвои. Невозможность по-настоящему, полноценно восстановить утраченное, проявляется в нарочитой неестественности этих коллажей: тут всё понарошку, но игра эта невесёлая. Вот этот проект.

А потом началось: Юлия Полунина-Бут, сидя в Киеве, начала собирать крымский пляж. По камушку: все же когда-то привозили с моря разноцветную гальку. Вот она объявила сбор, чтобы из таких камушков-осколочков памяти собрать целый пляж. Как образ человека, состоящий из воспоминаний его близких и друзей.

Собрались фотографы, художники, каждый поделился своим воспоминанием, своим образом. Выставка вышла разная, меня не все проекты одинаково торкнули.


Больше всего потрясло вот что:

1) вот эта "Оккупация", описанный выше смешно-больно-страшный проект Андрея, с чужими фото вместо собственных;

2) проект Лии, где она даже не может использовать чужие лица, а просто просто обводит контуры лиц и фигур с фотографий, целые ряды контуров без лиц;

3) проект Юлии Полуниной-Бут, где она делает "двойные" фотографии, так что получается эффект "переливашек" (знаете, в детстве были такие стерео-календарики, изображение на которых менялось в зависимости от того, как их повернуть)
— меняешь ракурс, и лица на фотографиях расплываются, улыбки становятся какими-то размытыми странными минами, как из сна; то самое ощущение, когда воспоминание невозможно поймать за хвост, человек (или детство) всё равно уйдёт. Интересно, что J — который много лет работает именно с этой, самой актуальной и болезненной для него темой памяти и забвения, и всё время бьётся над тем, как визуальными средствами передать потерю, отсутствие, ограниченность возможностей памяти — совершенно независимо от Юлии использовал практически тот же самый приём для той же самой цели. В своём большущем многолетнем цикле "Alive and Destroyed", ездя по Восточной Европе с огромным плёночным фотоаппаратом, он делал снимки одного и того же места с чуть-чуть разных ракурсов. Один кадр — чёрно-белый, один — цветной. А потом совмещал их — и получалось ощущение сдвига, не столько физического, сколько психологического. Что-то изменилось. Какая-то щель в пространстве-времени, и что-то выпало в эту щель. И руку не засунешь, чтобы достать.

4) ещё поразил проект Елены Булыгиной, фото из города Стаханова Луганской области. Там была такая круглая штучка, в которую вставлялись слайды
— она сама автоматически их меняла, так что проекция на стене постоянно сменялась, по кругу. А слайды — не её собственные снимки, а чьи-то фотографии из Инстаграма: она просто запустила там поиск по тэгу "Стаханов" и отобрала из них фото нынешнего, ЛНРовского периода. Это какая-то альтернативная реальность. Радостные барышни позируют на фоне танков. Выпускники, розы, пицца. Рай земной просто. Но карамельный инстаграмовский эффект тут смотрится какой-то зловещей недосказанностью. Я не знаю, как это описать, это надо смотреть.

5) очень меня тронула аудиочасть выставки, в которой переселенцы в том числе Андрей и Лия — описывают свою ежедневную траекторию движения по городу, который был домом, самые обыденные повседневные действия: "Перехожу дорогу, дохожу до киоска.... на автобусной остановке сажусь на маршрутку №...." В текстах и интонациях нет никакого драматизма, ничего личного, просто нейтральное описание, и при этом оно всё — драма и всё — личное. В этом, наверно, и заключается самое страшное: когда насилие врывается и искажает самые простые, самые базовые, самые человеческие штуки: отношения, дом, быт, возможность спокойно ходить по улицам, радоваться, учиться, гулять, воспитывать детей.

6) и то же самое ощущение было от кубиков. Там возле входа была груда картонных кубиков, как те, которыми играют маленькие дети, только каждый кубик раз в десять больше детского, и на каждой грани
— фото какого-то из донецких домов, даже не всего дома, а окна и кусочка стены вокруг. Что-то тоже такое уютное, привычное, нормальное. Такое нерушимое, навсегдашнее: это же мой дом. Я тут живу. С ним ничего не случится.
Но кубики эти — картонные. Толкнёшь — всё завалится, весь "нерушимый" дом.

Мне знакомо и это ощущение надёжности, и его гибель: когда в конце января 2014 я те два дня волонтёрила в Будинку Профспілок на Майдане, там всё было так деятельно, так организованно, так как-то здраво и собранно, как улей, где каждая пчела занята своим делом; столько там было активной, но не суетливой, совместной работы и доброй воли, что я прямо чувствовала: тут ничего плохого уж точно не случится. Хотя на тот момент на Майдане уже успело случиться несколько первых смертей. Но Дом Профсоюзов, я явственно ощущала, — крепче любой крепости. А потом его сожгли. До сих пор чёрный скелет на площади стоит. И я, в общем, рада, что его не чинят. Потому что пусть стоит и напоминает, каждому о своём. Мне он теперь всегда напоминает именно о том, как обманчиво это чувство "всёбудетхорошо", как нельзя верить интуиции, как хрупка человеческая жизнь и безопасность, и как легко такие жизненно необходимые штуки, как дом, тепло, защищённость, — рассыпаются в прах. Когда-то написала об этом вот тут.

Там вообще ещё много чего было, на выставке, я перечислила поименно только то, что меня больше всего торкнуло.

ПРИХОДИТЕ (арт-пространство "Изоляция", Киев, ул. Набережно-Луговая 8), ВЫСТАВКА ОТКРЫТА ДО 4 МАРТА.

Общая информация о "Восстановлении памяти"


Статья о выставке (с фото и видео)

Интервью с Лией и Андреем Достлевыми

Видеосюжет о выставке
huli_tam: (Autumn Anxiety)
У фотоаппарата кончились батарейки, поэтому вот вам сегодняшние троды плудов в тусклом свете вебкамеры.
Первая — это пчичка, второй, наверно, со стороны выглядит как полная абстракция, на самом деле это совершенно конкретный персонаж.

Стекло, дерево, клей, шпаклёвка.

pchichka

ll
huli_tam: (bubamara)
Весеннее воскресенье во Львове.
Всё прозрачное, тёплое, ветреное. Несмотря ни на что, в воздухе разлит праздник.

Приехала в центр, возле Підвальної по обеим сторонам от проезжей части стоит туча народа. Я думала, это митинг по случаю годовщины аннексии Крыма. Спросила одну бабушку из толпы, она пояснила: сейчас будет крестный ход.

Удирая от него, быстро поскакала по Франка, а там встречный людской поток, не такой монолитный, как та ожидающая толпа, но тоже мощный, то ли по случаю пресловутого крестового похода, то ли я просто давно не была в центре в воскресенье. То ли весна и город гуляет.

Пошла в магазин на Богомольця и кутнула: тушь, вставочка для моего оперения, акварели, акварельная бумага и кисточки. О_о

На Галицкой опять играет тот чудесный струнный квартет: девочка на виолончели и три мальчика-скрипача, всем, наверное, лет по двадцать, такие сыгранные и такой драйвовый, пронзительный, чистый звук, мурашки от них.

Перед неприметной дверью в подъезд стоит парень в овчине и сообщает, что гуцульские сыры. Зашла в подъезд — а там и правда, будз, вурда и брынза.

Дальше по Галицкой: на скамейке сидит вечный дядечка с глиняными свистульками и в прямом смысле разливается соловьём. Он и зимой сидел свистел, как только чуть теплело: идёшь по заснеженной сумеречной Галицкой, а там щебет аркой восходит надо всей улицей, над зимой.

Возле каплиці Боїмів два чувака лабают рок'н'ролл, рядом с ними парень с двумя связанными веревочкой шестами выдувает из воздуха гигантские переливчатые мыльные пузыри, а с другой стороны, ближе к скамейкам, стоит девчонка с плакатом "Давайте обниматься!" и распахивает руки и душу навстречу каждому идущему мимо, я с радостью кинулась её обнимать и хлопать по спине.

А потом пошла туда, где ещё со вчера собираюсь засесть, рисуя или валяя или что угодно, просто примоститься в уголке и делать: в кафе, которое не столько кафе, сколько творчий осередок. Взяла кофе с корицей и апельсиновой цедрой — ужасный кайф, достала блокнот и угольные карандаши, которые J подарил на Новый Год и оно с тех пор лежало нетронутое — и проторчала там в итоге с 4 до 10 вечера, в основном перед зеркалом вывернув шею по-всякому и рисуя автопортреты, впервые в жизни.

selfie )

Периодически заходили знакомые девочки: художницы, стекляры, Р. смотрела на мои каляки, советовала. Потом, устав от своего тяжёлого выражения лица в зеркале, начала рисовать соседнего молодого человека. Он был в наушниках, из которых наружу проливалась музыка, и кудрях, из которых наружу виднелся нос. Не знаю, как это у него получалось, но, громко слушая музыку, он при этом ещё и бурно читал книжку, перемещая её с колена на стол, со стола в руки, подпирая голову, закидывая ногу на ногу и что только не. Ртутный молодой человек. Зарисовать по-нормальному его можно было бы только в образе Шивы. Вместо этого я каждые несколько секунд стирала ему уже неактуальные руки и ноги.

читатель, слушатель и ерзатель )

Под конец вечера до меня донёсся обрывок разговора у стойки:
"...Ну так, Італія — вона має сир, вона має історію, вона має Флоренцію.. але вона має Мурано".
huli_tam: (bubamara)
акварель, масло (монотипия), грязючка

final sketch
huli_tam: (bubamara)
вот нарисовала гранатовый алеф
тушь, акрил, евреица, стекло



очень понравилось пером и тушью по стеклу гулять
далi буде
huli_tam: (l'ours à vélo)
Третий раз за последние две недели потеряла мобильный, но на сей раз, кажется, с концами (хотя есть подозрение, что он где-то тут в квартире, поэтому и "абонент вне зоны": тут ловит плохо).

Обидно не за телефон, а за сим-карту с важными номерами и, главное, — родными и прекрасными смсками от друзей, они как письма.

Но, как бы там ни было — завтра еду домой на неделю! Ощущение как в начале каникул, хотя мои "каникулы" уже давно идут, а вот же ж. И хотя мы же не так давно ездили в Харьков с J, но то был короткий приезд с массой беготни, всего на три с половиной дня.

Я подозреваю, что по приезде радость поутихнет, но всё равно: домой, домой, домой!



Везу подарки, поскольку до Нового Года не успела их придумать. Вчера весь вечер простояла в магазине, где продаются сотни бусин всех цветов, размеров, форм и материалов, а ещё маленькие металлические подвески, швензы, шнурки и так далее: выбирала и нанизывала ожерелье для мамы, вот оно тут готовое, но ещё без застёжки:

necklace
huli_tam: (Užupis)
Помните, я рассказывала про чудо-музыканта из Братиславы, по имени Владимир?

Так вот. Он же мне тогда дал визитку, я залезла на его сайт, нашла там e-mail и с тех пор мы иногда переписываемся. Он мне прислал два диска его давнего ансамбля Musa Antiqua. Вообще я бы очень хотела его как-то распиарить, чтобы нашлись музыканты и с ним замутили какой-нибудь проект, чтобы ему снова стало интересно и не так бедно.

Когда я написала ему в первый раз, после этих разговоров на трёх языках вживую, с его владением тремя романскими языками и несколькими славянскими, а также с еврейским бэкграундом я не очень знала, на каком языке ему писать, и почему-то стала на английском.

Он же мне отвечает на несуществующем макароническом языке — но абсолютно понятном, даже если с опечатками. Например, когда он отправил мне по почте эти диски, то написал: "hojte ix hob sent dir cvo CD. Ix vajs ništ, vi lande cit tu must varten". Язык не существует, а всё понятно.

Я к нему обращаюсь "Dear Minstrel", он обычно "Shalom Aska", но однажды написал так: "Achótí". Я в первую секунду не поняла, а потом растрогалась невероятно. "Ахоти" на иврите "сестра моя".

А летом он на улице перегрелся, потом замёрз, и в итоге одно ухо у него перестало слышать. Он ходит к какому-то доктору, делает всякую акупунктуру, массаж итд. Хочется ему чем-то помочь, но не знаю чем...

Вот. А в середине августа я написала ему, что переехала во Львов, и он, уже переходя на английский, ответил, что Львов хороший город, что он там один раз был на гастролях как органист — ещё при Хрущёве, и дальше написал нечто совершенно удивительное:

Asya, do you can make for me some photo from Lviv?
In Church Pokrovi of the Intercession, ul. Grushebskogo 2 there twice on the altar is in triangle "HA SHEM" in hebrew JHVH.
In Latinska Katedral Latin Kathedral ul.Katedralna 1 there is very high in triangle Ha Shem.
In Jesuit church ul. Teatralna 11, there is Ha Shem on the vault, also very high
In church s. Andria, plac Coborna 3-4, there is also on the vault very high Ha Shem
In Uspenska cerkva ul. Puska 5, outside on the wall over windows, one sheperd (Jacob? Moses?) and one sheep
Do you can make one trip though Lviv with very good camera?


Я обалдела. Откуда он всё это знает? Неужели он ещё в ту поездку, пятьдесят лет назад, понаходил всё это и записал? И почему ему нужны фотографии?
Но спрашивать я не стала, просто запомнила себе как must-do. Хотя мне казалось, что это не очень возможно. Хорошего фотоаппарата у меня нет, только слабенькая цифровая мыльница, плохое зрение и руки кривоватые, и как я найду где-то там на своде эти надписи.

А месяц назад меня на фейсбуке зафрендил мальчик Руслан, который из года в год очень хорошо снимает ЛьвівКлезФест. И я ему написала ещё тогда, но тогда меня не было в городе, а потом он не успевал, но вот наконец несколько дней назад мы встретились и пошли это всё искать, а дальше я уже рассказывала. От этого фотоквеста он, по-моему, получил не меньшее удовольствие, чем я. Тогда мы ходили на разведку, а сегодня он уже отправился сам с камерой и всё снял! И сегодня же в цифровом виде отослал мне, а я тут же — Владимиру, получился как подарок на Рош-аШана. Адресат всё получил и очень обрадовался. А Руслан тоже обрадовался, что музыкант обрадовался. Я не выдержала, спросила, откуда же он знает про эти точки, он ответил, что из туристического буклета (внезапно. Я ожидала какой-то очередной магической истории. Ну да неважно). И добавил, что пастух с овцами — это Моисей. Сообщаю Руслану про пастуха, он: "ухтииии". По-моему, мы все трое чокнутые энтузиасты.
Почему-то ощущение, что мы сделали какое-то очень важное дело. Не знаю, почему.
Но если бы для Владимира это не было важно, он бы не стал меня просить.

В общем, все довольны, и я тоже.

P.S. А вот и пастух. Руслану даже не пришлось напрашиваться на чужой балкон, снимал с земли с сильным увеличением.
2 Uspenska cerkva
huli_tam: (bubamara)
Не прошло и полутора месяцев, как я дорвалась до выставки в нашей галерее "Авэк", за день до окончания.
Выставка художников Парижской школы. Какая магическая была эпоха и в какой ужас она обрушилась.
Эти художники — в основном украинские и белорусские евреи (но не только, там были и работы Пикассо, и нескольких украинских авторов), которые из своих глубинок в 20-е приезжали в Париж учиться, и сами же творили эту эпоху.

Открытие первое — у Иссахара Бер Рыбака не только книжная графика прекрасная, у него ещё и живопись какая! Там были две крохотные картины со свадьбой — какие характеры и какие краски! И эти лица в толпе, размером с ноготок, но каждое так выписано, у каждого свой ярко выраженный характер, что на всех второстепенных персонажей заглядываешься по очереди. Склочные лукавые физиономии, как у гойевских старух.
И ещё одно полотно с птичьим рынком чудное.

Открытие второе — скульптуры Мане-Каца. Меня вообще скульптурой, если честно, впечатлить трудно, т.к. для меня это самый неживой вид искусства. Понятно, что это всё дело вкуса и личной восприимчивости, ну вот так, к сожалению — ничьи работы меня не трогают, кроме майолевских стихийных баб. А тут эти бронзовые дядьки Мане-Каца — они такие узловатые, крючковатые, комковатые, все сплошь в крехцах. Особенно "еврей в шляпе", нигде не могу фотографию найти, увы. Я к нему трижды возвращалась. Пол-шляпы, бронзовая голова вся в кудрях и удивлении, и губы трубочкой, и глаза живые, смотрят.
(Что касается его живописи — это-то понятно, сплошное щастье. Столько света и воздуха, столько свободы. Там был один портрет подростка, он такой весь розово-прозрачный, растерянный — это же натурально мой Нохемче из "Йоше Калба"! Будь моя воля, я бы его на обложку книги и поставила).

У Рыбака, кстати, тоже есть скульптуры, там был его дядька с птичьего рынка, с гусями, торчащими из корзины, хорош, чертяка.
Только немножко досадно, что они все эксплуатируют тему "еврейского скрипача". Сколько ж можно-то.

Открытие третье — Абрам Берлин, художник родом из Нежина, который уехал в Париж учиться: работал таксистом и учился в Школе изящных искусств. Когда началась война, он участвовал в Сопротивлении, его арестовали и сослали в лагерь в Компьене, где он продолжал писать и вместе с другими художниками (Готко, Гойхман, Кишка) организовал выставку!
А потом его перевели в Освенцим, откуда он уже не вернулся. В Википедии даже нет русской статьи о нём, только маленькая заметка на английском. В "Авэке" висела одна его картина — лагерь. Репродукцию не нашла, нашла другую, тоже лагерь в Компьене:



Бездонный какой-то "Портрет женщины" Моиса (Моисея) Кислинга



И шагаловские наброски к стравинской "Жар-птице", очень смешные, с пухлым ангелом, выведенным на афишу выставки,
и его же дивные литографии из серии "Двенадцать колен" — глаз не то что радуется, а прямо тащится, выпрыгивает из орбиты и просит: "Ещё, ещё".

Вот "Колено Йосефа"
1

а вот "Колено Нафтали"
Naphtali

А вот "Колено Реувена".
reuven

Это всё наброски к витражам синагоги Хадассы (иерусалимской больницы). Синагога была построена в 1962 году в честь 50-летия Хадассы, и Шагал сделал для неё двенадцать совершенно улётных витражей:

смотреть )

Да, и вот что ещё поразило: что "Молящегося еврея" (эта картина тоже была на выставке) Шагал написал в 88 лет.
chagall
Совсем по-другому в голове всё расставляется. Восемьдесят восемь лет! (а цикл "Двенадцать колен", который выше, — в семьдесят пять).
Как-то привык думать, надменный юнец, что в таком возрасте хорошо если ноги носят и голова работает, да? А что можно писать невероятные картины, или музыку, или влюбляться — как-то не приходила такая мысль? А вот. Человек есть человек всегда, в полном смысле слова, и нет такого как "начинает жить", "доживает" — никто не знает, сколько там той жизни, но сколько бы её ни было — человек есть целостное, полноценное "я" каждое мгновение этой самой жизни, без оглядки на возраст: "le temps ne fait rien à l'affaire".
huli_tam: (Autumn Anxiety)
Интересно, почему мультфильмы по умолчанию относят к "детскому" искусству?
То есть понятно, что есть прекрасная вневозрастная анимация: те же Миядзаки, Норштейн, Максимов, Кузнецов, Тан, да мало ли — и, кроме того, ещё есть мультики явно "для взрослых"; но в целом, по определению, как бы само собой подразумевается, что если мультик — то для детей.
(Немедленные коннотации: нечто красивое, хорошее, но вроде как не очень серьёзное; то есть какое-нибудь развивающее, развлекательное, дидактическое, нужное, уютное, любимое, но настоящим искусством вроде как не является. Я-то как раз серьёзно отношусь к "детскому искусству", т.е. считаю, что оно, равно как и "не детское", не может быть "со скидкой": оно либо прекрасное и настоящее — Кэрролл, Заходер, книги и рисунки Киплинга, книги и рисунки Туве Янссон, сэндберговские Rootabaga Stories, "Мэри Поппинс", "Питер Пэн", грэмовский "Ветер в ивах", итд итд итд — либо его нет вообще. Но тем не менее, согласитесь, коннотация существует).

А ведь любой мультфильм как таковой — это некое слияние, пересечение живописи/графики и кинематографа, а уж их-то никто "детскими" не считает.
То же самое с понятием "сказка". Мифы о богах и героях никто детскими не считает, а сказки уже да.
Но допустим, те же легенды артуровского цикла, или истории "Тысячи и одной ночи" — разве они "детские"? (Почему образное, фантастичное, то-которого-не-бывает — короче говоря, волшебство — автоматически перенаправляется в раздел "для дошкольного и младшего школьного возраста"?) Это всё равно что назвать детскими артуровские витражи Уильяма Морриса или средневековые арабские орнаменты.
То есть: конечно да, и детям тоже! Но и взрослым не в меньшей степени.

А задумалась об этом вот почему. Вчера случайно наткнулась на совершенно потрясающий венгерский мультфильм 1981 года. Называется он Fehérlófia (Сын белой лошади), по мотивам венгерской народной сказки, аниматор — Marcell Jankovics.

В общем, трепаться про Fehérlófia и не показывать было бы глупо, поэтому сейчас я его запощу и смотрите (видео с ютюба с английскими субтитрами. субтитры мешают, поскольку залазят на картинку, с русским дубляжом есть вконтакте и на ex.ua, но в неказистом качестве) — но поскольку у меня под впечатлением от увиденного удлинился язык, то вот под катом, если кто захочет прочесть, — мои всякие размышления про мульт. Наверно, лучше если и читать, то после просмотра, чтобы не получился спойлер.



мысли про )
huli_tam: (Default)
Пока что я один день в Киеве, тут в Музее русского искусства (Терещенковская, 3, возле метро Льва Толстого) очень крутая выставка и будет ещё неделю: Врубель-Серов-Коровин, множество эскизов. Главное -- Врубель, конечно. Его там четыре зала. "Восточная сказка", "Девочка на фоне персидского ковра" и "Моление о чаше" завораживают совершенно, я стояла и просто ими надышаться не могла. И эскизы, особенно акварели: орхидея, азалия, Прахова за пяльцами: лицо не дорисовано, но там и выставленной ножки хватает для счастья, вкупе с тяжёлыми синими складками платья.
Врубель вообще самый любимый из всех любимых. 

-------------------------------------------------------------
И о мирском: в секонде на Подоле купила мрачно-розовый галстук: шёлковый, в пессимистичных клоунах.

P.S. Утро началось замечательно: тёплая киевская зима, ещё теплее, чем в Харькове, скакали по комнате под Илюшину физзарядку, а потом он мудро врубил "Юлу", и мы дрались подушками под "Хомбу", а потом заявил: "Я хочу того чувака с кларнетом" (которым оказался Гьора Фейдман), но его мы не нашли, поэтому включили Псоя (Илья говорит: "Псова") и собирали под него паззл. Просто праздник какой-то.
Вот, щас сижу пишу, а Илья, опираясь на моё колено и почти не пыхтя, читает этот пост. 
Да, и цвет букв тоже выбирал он.

huli_tam: (Default)
наконец меня пропёр Кандинский. То ли я раньше не на то смотрела, то ли просто дура. Теперь хочется всё и сразу видеть, хватать, вдыхать и впитывать. "Просто праздник какой-то". То есть он же действительно весь — Праздник. 

ТАКОЙ живой! Такое буйство!


Черные штрихи I. 1913
многацветаф )
huli_tam: (Default)
ухты ухты какое

цвета какие и переливы, будто из сна.
И композиция тоже оттуда же. Складки платья по ступенькам.




Да, Ася только-только для себя открыла Les Très Riches Heures du Duc de Berry
Причём вот час назад наткнулась - и уже даже не помню, как
и почему вдруг на него вышла.
И вот влипла - оторваться не могу.



Всем срочно идти, например, сюда (по большей части хорошее разрешение).
Тут подробно - то есть вообще всё (кроме картин, ещё и страницы текста, и комментарии ко всему этому), но качество изображения не то чтобы.

*************
и всё равно не могу не выложить некоторые отдельно прямо тут сразу:

ну вот же, вот )

July 2017

M T W T F S S
     12
3456789
1011 121314 1516
17181920212223
24252627282930
31      

Expand Cut Tags

No cut tags