huli_tam: (Default)
История с переводом песни, как выяснилось, ещё не закончилась.
Я её таки перевела, и даже неожиданно быстро и складно. Заказчик говорит: назовите свои расценки. Я спрашиваю: "Столько-то вам подходит?" А он такой: "Мы хотим вам заплатить больше". Таких рабочих диалогов у меня ещё не было.

Потом он добавляет: а вы не могли бы перевод засунуть в ноты песни?

(имелось в виду: записать текст латиницей и разбить его на слоги под нотной записью, чтобы они понимали, какой слог идишского текста на какую ноту приходится. Ну, без проблем).

Говорю: окей, присылайте нотную запись в редактируемом формате.

Они прислали пдф, я начала редактировать, это оказалось сложнее чем сами сиськи, потому что стандартная идишская YIVO-шная транслитерация предполагает многабукав, и один слог порой состоит из 5 букв, поэтому слог визуально не влезает под ноту, только если совсем уж мельчайшим шрифтом, к тому же почему-то после сохранения всё уползает куда-то вбок, смещается — потом я плюнула, конвертировала сиськи из pdf в любимые допотопные bmp и с облегчением отредактировала их в Paint'e. В итоге технической работы вышло больше, чем поэтической.

А в заключение, поскольку количество слогов у меня иногда не совпадало с оригиналом, и получались лишние затакты итд, я решила, что лучше на всякий пожарный напою заказчику, что я имела в виду, и спела эти несчастные сиськи, сипя в 4 утра, записала на диктофон и послала вместе с pdf-кой. И швец, и жнец, жрец то есть...
huli_tam: (l'ours à vélo)
Но переводом песни про сиськи моя профессиональная деятельность не ограничивается: помимо этого, прямо сейчас я помогаю своему коллеге-переводчику (который переводит с идиша на беларусский, и не кого-нибудь, а Мойше Кульбака) уменьшать боровики до размера бабулек.
huli_tam: (Default)
Прислали вчера заказ — и вот сижу я теперь среди ночи и перевожу в стихах со словацкого на идиш песню про сиськи.
Будет что указать в CV.
huli_tam: (Default)
Снайдер невероятно круто говорит по-польски. Я в полном отпаде.

Ну то есть понятное дело, что учёный, занимающийся Восточной Европой, так или иначе должен владеть хотя бы парой-тройкой славянских языков, чтобы работать с первоисточниками итд. Но одно дело читать и понимать, а другое -- свободно беседовать на философские темы.


huli_tam: (Default)
1) Обнаружила чешский эквивалент Дуни Кулаковой: Anča Dlaňovka. (И нет, это не свежее изобретение ресурса čeština20, оно вполне гуглится)

2) У Мойше Кульбака обнаружила идишский эквивалент Деда Пихто, Коня в Пальто итд. Там всё в том же "Мессии из рода Эфраима" в раздражённом диалоге был такой момент:

--Вер?
--Дер бер!

("--Кто? --Медведь!"), а поскольку в контексте никаким медведем и не пахло, то и ежу понятно, что это конь в пальто!
huli_tam: (Default)
Говорю J: пойду повешу одёжку на балкон.
J, внезапно: "Дос из а гуте фарблонджете idea!"
Я, обалдев: "В смысле как бы случайная, залётная мысль?"
J: "Да!"
Я: "Но откуда ты знаешь слово фарблонджет??"
J: "It was kinda in the air when I was growing up..."

huli_tam: (Default)
За последние несколько дней узнала разную чудесную лексику:
  • зібгати скомкать
  • жужмо куча, груда, хотя старый "Російсько-український словник сталих виразів" 1959 г. (І. О. Вирган, М. М. Пилинська) даёт в значении "комок": жужмом зібгати "свернуть, сжать в комок"
    Лада нашла ещё круче: "Комкать лекцию – жужмити (подавати жужмом) лекцію; викладати жужмом" -- ааа!)
  • скукобитися скукожиться, съежиться
  • коржа́вий – вы́сохший и жесткий, заскорузлый (о коже).
  • схну́чий – высыхающий
  • "забрать" в значении "огородить" – выражение, которое оказалось вполне распространённым, но мне почему-то никогда не попадалось. Например: "забранная перилами площадка", "красная лампочка, забранная проволочной решеткой", "въ тѣхъ же сѣняхъ переграда забрана досками", "Застекленная, забранная решеткой дверь захлопнулась за ним" итд.
huli_tam: (Default)
Я по-прежнему погребена под грудой редактуры, которую не успеваю, но внезапно написали путешественники с CouchSurfing'а -- сначала одна пара гостей, девочки, потом другая, мальчики -- и я обеим парам ответила "да". Что не очень здраво, потому что с этой работой мне как-то и не очень до гостей, и к тому же к концу месяца закончились деньги, так что готовить на несколькерых затруднительно. Но они мне сразу понравились, и я решила следовать не за здравым смыслом, а за интуицией. Предупредила, что выгуливать их не смогу, а вписать -- смогу. Сегодня приехали мальчики, очень смешные, оба младше меня -- Янник из Марбурга и Петр из Моравии (почему-то все чехи, с которыми я сталкиваюсь -- все из Моравии. Мне прямо душу греет: люблю моравский диалект, похожий на лемковский, и грустные моравские песни люблю).

Они всё время друг над другом подтрунивают, что очень приятно слушать, потому что в этом что-то такое молодое и дурашливое, разгильдяйское. В какой-то момент Янник ушел вздремнуть на полчаса, а мы с Петром сидели на кухне и болтали. А у меня слышимость хорошая. Через полчаса приходит разбуженный Янник, я спрашиваю: "Так тебе удалось поспать?" Он говорит: "Да! Сначала я слышал ваш разговор и понимал его, потом я стал воспринимать его просто как некоторый звуковой фон и приписывал вашим репликам те значения, которые сам придумывал, а потом я заснул".
Они купили квас, думая, что это обычное пиво, Янник глотнул и был несколько обескуражен. Петр: "Ещё налить?" Янник: "Хм, ты знаешь, после изначального шока мне даже начало нравиться".

Я как-то довольно давно не общалась с новыми людьми -- то есть за последние месяцы приезжали две девочки по CS, мы дружественно болтали, но это не было такое уж активное общение. И я стала довольно-таки нелюдимым типом. Ну то есть со своими-то, со старыми друзьями -- прыгаю и щебечу, а чтобы с кем-то новым знакомиться -- как-то давно не случалось такого, я же домосед, по тусовкам не хожу. А тут иду между этими двумя вьюношами -- и удивляюсь, как легко и дружественно с первой секунды с ними обоими разговаривается, нет неловких пауз, и они смешные, и мы сразу начинаем хохотать. Как будто, когда я одна сижу, я как бы становлюсь старше и суровее, а встретив весёлых людей, которые чуть младше -- тут же сама становлюсь опять студентом-хохотуном.

Оба увлекаются такой доселе неведомой мне штукой, как гео-кэшинг. Это как квесты такие, с поиском зарытых сокровищ по координатам (по GPS-навигатору). Вроде квеструма, только тут время и расстояние не ограничено, клад может быть зарыт где-нибудь на пустынном пляже вдали от цивилизации. Некоторые клады -- крошечные и вмещают в себя лишь бумажку, на которой очередной нашедший записывает своё имя. Другие коробки содержат записки о том, где искать клад, то есть перенаправляют тебя дальше. А в некоторых лежат всякие штуки, вроде рюкзака, например, или даже компьютера -- нашедший может забрать этот клад, но по неписаным правилам хорошо, если он взамен тоже что-то положит (потому что потом коробку зарывают опять, для следующего кладоискателя) равное по ценности той вещи, которую забрал. Звучит ужасно интересно.

Янник -- лингвист, у него офигенный английский (такой богатый, игровой), он сразу же пристал ко мне с вопросами "а почему идиш", "а есть ли сейчас в Украине идишеязычное население", очень разговорчивый, но не занят монологами о самом себе, а расспрашивает и слушает;
Пётр -- студент-биохимик, более застенчивый, чем Янник, но мы с ним тоже разговорились (отчасти по-чешски, хотя я перезабыла всю грамматику, но некоторое время всё-таки болтали по-чешски, а потом уже я сдалась и перешла на английский). Он тоже Ногавицу любит, хотя с сожалением заметил, что сейчас Ногавица перешёл больше на поп-песни.

Пристала к Петру с расспросами о Моравии, по ходу конечно перепутала Slovácko (регион Чехии) и Slovensko (Словакия) и на вопрос, была ли я в na Slovácku, начала рассказывать про несколько безумную поездку в Словакию, и если "Левоча" и "Ружомберек" ещё не вызвали у Петра подозрений, то когда я дошла до Братиславы, он понял, что я пала жертвой ложных друзей переводчика. Говорю, а в настоящем Slovacku что посмотреть? Он говорит: "Strážnice!"

Мы зацепились за архитектуру, потому что выяснилось, что Петр, как и я, любит советскую архитектуру, конструктивизм и функционализм и советский кубизм и всё это (оказывается, даже есть отдельный архитектурный термин "брутализм"), и дальше мы показывали друг другу картинки: я ему -- мой любимый харьковский "Донуголь" с кубическими шахтёрами Кавалеридзе, он -- пражский торговый дом Kotva, я ему -- оломоуцкую лепную сецессионную селянку с фотоаппаратом в руке, он мне -- пардубицкий крематорий (это ржака!!)

Вот он, пардубицкий крематорий:






В голове сразу всплывает: "Судя по всему, мальгаши весело и задорно воспринимают смерть. У многих племен на Мадагаскаре существует обычай извлекать из могил кости предков; в честь этого устраивают хорошую пирушку, а кости потом вновь погребают со всей пышностью. <...> Потомки выносят из могилы останки предка, «беседуют» с ним, а то и просто носят усопшего, «показывая», что нового произошло со времени его отсутствия в родном доме, городе или деревне. И всему этому сопутствует грандиозное веселье и смех — назвать, что ли, словом «хохороны», не в пример нашему мрачному обряду, где заливаются слезами".
huli_tam: (Default)
Выучила прекрасное слово gongoozler, которое наверняка знает [livejournal.com profile] mich_punk. Даже есть целая википедическая статья про это слово.

A gongoozler is a person who enjoys watching activity on the canals of the United Kingdom. The term is also used more generally to describe those who harbour an interest in canals and canal life, but do not actively participate.
"Gongoozler" may have been canal workers' slang for an observer standing apparently idle on the towpath. Though it was used derisively in the past, today the term is regularly used, perhaps with a little irony, by gongoozlers to describe themselves and their hobby.
huli_tam: (Default)
Читаю со студентами роман "Мешиех бен Эфроим" моего любимого, безумного Мойше Кульбака. Он совершенно гениальный, в прямом смысле слова.
Там в романе и сюрреализм, и юмор, и космос, и удивительный подбор слов, который звучит как страшный и прекрасный аккорд; там и низкое, и высокое, и глаза на лоб лезут на каждой странице. Там тебе и бывший ребе, который ушёл в лес и стал растаманом; и загадочные калики перехожие, которые возникают и исчезают, как Посланец в "Дибуке"; и шабес-гой Кирило бен Фёдор (Волька ибн Алёша, ептыть!), который сидит в бане, разглядывая свои пальцы ног, и размышляет о тайне творения (ну конечно, о чём же ещё).

Одна из глав начинается описанием распятия на перекрёстке дорог (действие романа происходит в беларусских деревнях и местечках): накренившийся деревянный крест с жестяным венком и исусом с тряпочкой на чреслах, которую Кульбак в одном абзаце называет просто "платочком", а в другом зато -- восторг! -- "фартуком":
"Фартук на его бёдрах подгнил, ветер трепал и приподымал его".

Роксоляна, дойдя до этого предложения, бормочет себе под нос: "Мерілін Монро..."
И мы все прыскаем.

А особенно меня радует то, что всё это происходит в стенах Украинского Католического Университета. С иконой в каждой аудитории. Ихихи! Знали бы они, каким жизнерадостным богохульством мы занимаемся на моих парах.
huli_tam: весь мир течёт сквозь тебя (Užupis)
вдруг поняла, что многоязычие имеет для меня особенный смысл. и переезд на Галичину — тоже.

когда я ещё не жила во Львове, но уже часто сюда приезжала, то огорчалась: как же я теперь вернусь в Харьков, что я буду делать без этого галицкого билингвального пространства? Оно стало ощущаться как атрибут чего-то родного, домашнего. И все мои самые сильные моменты самоидентификации со Львовом, моменты любви — они все связаны со всплесками мультикультурности и многоязычия: клезфест, встречи с друзьями из разных мест (львовянами и экспатами), услышанные на улице обрывки фраз и песен на разных языках и суржиках...
Но это всё было скорее неосознанное. И вот теперь сформулировалось осознанное.
Я вдруг увидела, что есть небольшая группа людей, точнее не группа, а карасс, они могут друг друга вовсе и не знать, но их объединяет некое общее пространство (культурный контекст, так сказать) — и эти люди владеют неким общим набором языков: русский-украинский-польский-идиш-английский, часто ещё немецкий, иногда ещё чешский и/или словацкий. И это люди, глубоко связанные с Восточной Европой и еврейством. Историей, языком, культурой, музыкой, войной... кто-то родился здесь, в Старом Свете, а кто-то — уже за океаном, в Новом Свете, и приехал сюда — в поиске своих корней, в поиске живой истории, которая много лет была за железным занавесом.

И этот мир галицкий и буковинский (и волынский тоже, но я про него меньше знаю) — во-первых, довоенный, имперский, (кто под Австро-Венгрией, кто под Россией) во-вторых — советский и PRL'овский — он и мрачный, и часто затхлый, и во многом исполненный внутренних свар, ненависти, ксенофобии — но в то же время он и полный жемчугов, и пронзительный, и щемящий и родной. Буковина: вот проект Meridian Czernowitz со своими переводными и разно-билингвальными изданиями, со своими литературными встречами, поэтическими турами — смог это поймать и без пафоса передать. Галичина: во Львове Центр міської історії делает важные штуки про это, уже не с литературной, а с исторической стороны.
У меня вся эта до-и послевоенная флотилия в голове, неполный список кораблей, который я и до середины-то прочитать не могу (Ицик Мангер, Пауль Целан, Роза Ауслендер, Дебора Фогель, Юра Зойфер, Іван Франко, Ольга Кобилянська, Рохл Корн, Бруно Шульц, Зузана Гинчанка, Ирина Вильде, Карл-Эмиль Францоз, Зельма Мейербаум-Айзингер, Йозеф Рот, Элиезер Штейнбарг. Идиш, немецкий, румынский, русский, украинский, польский), а ещё ведь есть и дальше, только теперь это всё пишется и обдумывается на разных территориях, есть Тарас Прохасько и Юрко Прохасько, которые пишут и переводят (Юрко Прохасько как раз Дебору Фогель переводил, с идиша, а Катю Петровскую, русскоязычную украинскую еврейку, пишущую на немецком — с немецкого, соответственно. Обязательно почитайте Катю Петровскую, "Мабуть Естер" (Vielleicht Esther), в оригинале или переводе — это замечательная книга).

И вот это всё, этот дискурс, с его любовью и ненавистью, и этим калейдоскопическим сплавом и соседством (которое зачастую вовсе не было умиленным братолюбивым соседством, а было, наоборот, ксенофобским, националистским, злобным — но бывало и другим, действительно взаимопроникающим и братским), и... ну, и переплетением всем этим... это такой необъятный, горький, но очень цепляющий меня за всё живое дискурс. И те немногие люди, которые разделяют со мной именно этот странный набор языков — Мейшке, Барри Смерин, Майкл Стейнлауф, еще несколько человек — с ними мне хочется сидеть и долго, долго говорить сама не знаю о чём, чтобы выговаривать это, проговаривать это, расчищать поверхность от песка и налипшего мусора... написала километровое письмо одной прекрасной учёной-историку, которая меня не знает, но у нас с ней есть общие знакомые, и занимается она именно Восточной Европой, именно вот всем этим дискурсом, и говорит именно на этих перечисленных мной языках — а с ней мы вообще никогда никак не пересекались и даже словом не перемолвились — написала ей письмо не научное, а невнятно-личное, про вотэтовсё.

так вот: я вдруг поймала себя на том, что своими языками как бы пытаюсь воссоздать модель Галичины и Буковины в лице себя одной. (Румынский я, кстати, тоже давно хочу учить, из-за Fanfare Ciocarlia). Наращивая слои, пытаюсь оказаться и этим, и тем. И украинским соседом, и польским, и русским, и еврейским. А если еврейским, то тоже не одним, а как минимум тремя. И ассимилированным евреем из семьи врачей или юристов — польскоязычная львовская элита, как вот Лешек Аллерханд — который не молится и не говорит на идише. И тем, традиционным, который зажигает субботние свечи и поёт еврейские колыбельные. И тем, советским, для которого это всё уже смялось в один пластилиновый шарик и раскаталось тонким слоем под поверхностью, вместе с анекдотами как про тётю Песю, так и про Штирлица и Брежнева.
huli_tam: (bubamara)

30 апреля
В Братиславе, в Старом Городе, на улице Лауринской сидел маленький пожилой человек и играл на небольшой простенького вида арфе. Какую-то неземную ренессансную музыку. По нотам. В нотах названия композиций написаны, кажется, на итальянском, острым летящим почерком. А все мимо шли, и монеток у него в шляпе лежало всего ничего.
Я положила ему денег, а дальше идти не могу, остановилась и стала слушать.

Вдруг он ко мне обращается: "¿Hablas español?"

Я опешила, потому что обычно все первым делом спрашивали, говорю ли я на словацком. Но, может, он братиславский испанец (сам он маленький, изящный, довольно смуглый), мало ли куда кого судьба заносит. Отвечаю: "No hablo pero comprendo" (не говорю, но понимаю).
Он: "Italiano?"
Я: "No"
Он: "Français?"

И мы стали говорить на французском. Он спросил, не арфистка ли я. Рассказал, что вообще-то он органист. И в своё время много концертировал. А теперь он на пенсии, и пенсии — 250 евро — не хватает на жизнь. Поэтому он сидит и играет на улице музыку собственного сочинения.  "Послушайте. Эта токката очень трагическая".

Его рассказ не звучал как жалоба, скорее как выражение покорности судьбе. И негасимой любви к музыке.
Потом он спрашивает: "А вы из Франции?"
Я: "Из Украины".
Он очень удивился, оживился и перешёл на русский. Говорил с акцентом, но бегло и грамотно, как и на французском. Спрашивает: "Из какого города?"
"Из Харькова".
Он сразу сочувственно: "В Харькове сейчас война?.."
Я: "Ну, пока нет..."
Он: "Сепаратисты?.. Хотят захватить Юго-Восток?"
Я мрачно: "Да..."
Он: "Я когда-то был в Украине, когда гастролировал... В Киеве, во Львове, в Днепропетровске... Ещё давно, когда был Советский Союз.
А вы украинка? Русская?"
Я: "Нет".
Он: "Абхаз?" [теперь я понимаю, почему он начал с español — из-за носа моего].
Я: "Нет, еврейка".

Как он засиял!
"Моя мама была еврейка. Греческая еврейка. А вы говорите по-еврейски?"
Я: "На идише говорю".
Он: "На идише?? А откуда вы его знаете? Учили в школе?"
Ну, я объяснила: по песням, по книгам, на курсах...

А он говорит: "У меня когда-то была группа... И мы играли еврейскую музыку. Шир Моше (?), Шир ха-Ширим...
[я не совсем поняла, как это: играли Шир ха-Ширим, но вот он так сказал].
И мы играли идишские песни: "Бульбес" — знаете Бульбес? — и "Янкеле"... Мы даже записали пластинку...".

Я: "А как называлась группа?"
Он: "Musa Antiqua". Но это было давно, её уже нет... Мы хотели сделать программу здесь, в Братиславе, песни трубадуров и труверов, но певица сказала, что она не будет учить новый материал, и ничего не вышло..."

Вот такое чудо случилось. Я даже не знаю, как назвать эту встречу. Ради одного этого стоило приехать в Братиславу. То есть я действительно думаю, что попала туда именно ради этой встречи.

Вообще очень хочется найти людей, которые бы с ним заварили какой-нибудь проект. Потому что дядька совершенно волшебный, настоящий музыкант, композитор, и видите, как широко: классическая музыка, фолк-музыка. Орган, арфа, ещё и клавесин. Так было бы круто и правда сделать программу с песнями трубадуров и труверов. Но
в Словакии у меня вообще никаких знакомых музыкантов нет.
Может, у кого-то из вас есть? [livejournal.com profile] rslon?
Вообще-то, наверное, совсем необязательно, чтобы музыканты были из Словакии. Можно и из соседних стран. А?

У него есть сайт, он мне дал визитку: vladimirruso.szm.sk.

huli_tam: (bubamara)
Lemberg

A city of spaces and silences, a beehive devoid of bees,
its are's, when scoured and stripped, turn into used-to-be's

Memory with its low tides, high tides, phases of mind,
retreats in a frightened hurry, leaving nameless stones behind

and then flows back in a gush, aching to fill every hole,
like a remorseful thief who comes to give back what he stole.

Is a man but a part of a shop sign, a curve of its alef in "קאַווע",
a flake of discolored paint, a flash from under the cover?

And will you hear when the scribbles written in ink and chalk,
our scattered unfound letters, wake up and begin to talk?
huli_tam: фото: Макс Фрай (мнишки предвечерние)
Львовская подруга Саша пишет с места событий, как проходит их прекрасный рассеянный по всему городу флешмоб:
"Лешка с работы звонил - говорит все по-русски разговаривают))) а там в основном ребята украиноязычные."

UPD: Мама рассказала, что у них на работе — это тут, в Харькове — все тоже старались говорить весь день на украинском (Причём это знаете, такая скучная контора, которая занимается автоматическими шкафами, а вовсе не какой-то мегатворческий коллектив. И молодого поколения там мало, оно всё кажется в декрет ушло. И при всём при этом!..)

UPD: А Слон, в свою очередь, разговаривал на украинском у себя на работе, т.е. в Москве!!!
huli_tam: (bubamara)
Господи, как же я восхищаюсь галичанами.

1) Обращение интеллигенции Львова в защиту русского языка

2) У друзей увидела гуляющий по сети плакат: это не указ сверху, это добрая воля львовян.
1653262_1389860281284236_1324972445_n-670x464

3) А вот что пишет Марьяна Савка, известная украинская поэтесса, писательница и издатель родом из Тернопольской области, в своём ФБ-статусе:
"...Я українка, моя професія - українська мова. Я говорю українською, пишу українською. Але я НЕ МОЖУ БАЧИТИ І ЧУТИ цієї спекуляції на мовному питанні. <...>
Ми ніколи не друкували книги російською - захищаючись від натиску російського книжкового ринку і тримаючи цей форпост. Зараз же обіцяю вам як видавець, що наступна книга, яку ми візьмемо в роботу, - буде книга російською мовою. Поважаю право кожної людини висловлювати свої думки рідною мовою - хоч на суахілі. Висловлюю свою глибоку повагу до кожного російськомовного громадянина нашої країни, хто захищав нашу честь, нашу незалежність і право бути людиною".


(Я украинка, моя профессия - украинский язык. Я говорю на украинском, пишу на украинском. Но я НЕ МОГУ ВИДЕТЬ И СЛЫШАТЬ эту спекуляцию языковым вопросом. <...>
Мы никогда не печатали книги на русском языке - защищаясь от натиска российского книжного рынка и держа этот форпост. Теперь же обещаю вам как издатель, что следующей книгой, которую мы возьмем в работу, будет книга на русском языке. Я уважаю право каждого человека выражать свои мысли на родном языке - хоть на суахили. Выражаю свое глубокое уважение каждому русскоязычному гражданину нашей страны, защищавшему нашу честь, нашу независимость и право быть человеком".)
huli_tam: (bubamara)
Дорогие русскоязычные и украиноязычные друзья и незнакомые читатели откуда бы то ни было!
Друг мой Саша Протяг написал прекрасную статью-размышление о так называемом "языковом разделении" в Украине.
Под первым катом украинский оригинал, под вторым мой перевод на русский, кому на каком удобнее читать.
Прочтите, пожалуйста, и расскажите своим.

на украинском )

на русском )

И ещё, добавленный Сашей апдейт:
один очень важный кусок из комментариев, проясняющий позицию: Это не страна должна предлагать набор возможный идентичностей и соответственно управлять нами (через выбор этих идентичностей), а мы сами должны формировать гипотетически бесконечное множество кто-мы-такие-есть! поэтому русский язык уместен и в школах, и в СМИ и т.д.
huli_tam: (bubamara)
Так, вот ещё один вопрос на засыпку. Кто-нибудь знает, в русском есть слово для окон, состоящих из четырёх оконных стёкол?

Ну таких вот


На английском они называются four-pane windows. Или four-paned. Но должно же быть название в русском, в деревенских избах же такие окна встречались?

Искала "крестовое окно" как устойчивое обозначение, не нашла, только оконная "крестовина" как таковая есть.

Почему-то в русском даже для оконного стекла слова нет, кроме канцелярского "оконное стекло". Очень странно. В украинском вот есть: шибка, и в польском szyba. Для дверных вот аналогичных "долек" (фанерных, деревянных) есть слово хорошее: филёнка. А для оконных нет.
huli_tam: (caplble)
Товарищи с языками,

Я ищу что-нибудь про оборот типа "чтоб(ы) X — и сделал то-то?" в значении "Как X может сделать то-то?!"
Пример: "Да не может быть! Чтобы Вася — и сам помыл окна?"

То есть я ищу, как это называется с точки зрения грамматики и насколько это старый оборот.

Искала в Корпусе русского языка в разных вариациях, нашла только одно:

"Надоел уж, наверное? ― Гена, Гена, как ты можешь? ― забубнил в трубку Полозков. ― Чтоб ты и надоел? " [Петр Галицкий. Опасная коллекция (2000)]

Но мне кажется, такая конструкция должна была встречаться и гораздо раньше, в XIX веке. Просто я не нашла.
huli_tam: (bubamara)

Кажется, уже когда-то постила, как Евгений Кисин читает стихи Мойше-Лейба Гальперна в оригинале....
(но мне не жалко, запощу ещё раз!)


....но что он так здорово разговаривает на идише, не знала!
Особенно неожиданно — вот он останавливается, я думаю: ну, забыл слово, я тоже простейшие слова забываю. И тут он вместо простейшего слова произносит какой-нибудь красивый литературный оборот, до которого я бы даже не додумалась.


А ещё я люблю, как он "Избушку на курьих ножках" играет, ага.

huli_tam: (caplble)
Товарищи мудрецы, с бородой и без!
Я тут наткнулась в вовсе даже художественной литературе на талмудическую цитату — без контекста, потому что это просто фраза, случайно взятая, которую нерадивые ешиботники начинают читать при появлении ребе, имитируя бурную деятельность: типа вот, смотрите, мы учимся.

לימא מתני' דלא כסומכוס

Источник цитаты я нашла: Бава Меция 2б, вот по ссылке есть этот лист — а перевод всё равно не нашла.

Приблизительно предполагаю, что это что-то типа: "Пусть скажут: "мишна расходится с мнением Сумхуса", но как оно точно переводится на самом деле? И как это произносится?

АПДЕЙТ: перевод нашёлся, спасибо [livejournal.com profile] ygam: http://www.come-and-hear.com/babamezia/babamezia_2.html#2b_4,

и я, оказывается, таки близко подошла к правильном ответу: "Shall it be said that our Mishnah is not in agreement with the view of Symmachus?"
(Кто ж знал, что этот сумчатый Сумхус на английском Symmachus, я-то везде гуглила Sumchus и Sumkhus).

АПДЕЙТ 2: и произношение тоже нашлось, спасибо [livejournal.com profile] dmitryle

September 2017

M T W T F S S
     1 23
4567 8 9 10
11 121314 151617
18 19 20 21 222324
252627282930 

Expand Cut Tags

No cut tags