huli_tam: (mazlfucker)
запостила те два перевода Мейнке на форум Века перевода. Впервые вообще выложила свои переводы туда, где этим занимаются профессионально. Прямо на растерзание [разъярённым и взмыленным] экспертам.

Сразу предположила, что бить меня будут за вылезающий "затакт": всегда читала эти стихи как пятиударный дольник (хотя, конечно,зачастую там ударения могут варьироваться в зависимости от читающего или даже от его настроения и ощущения слоговых музык), местами - четырёх- или шестиударный.
Например:

 Winds like harps play under the same old fig-tree        (или fig-tree)
– Come, Adam, drive awhile the seraphs away.        (хотя, если честно, мне и Adam иногда хочется акцентировать тоже)

но в оригинале при этом ещё и первый слог ударный, а у меня в переводе вылезает всё-таки иногда то два безударных в начале, то один - в общем, ожидала люлей.

Но обсуждение оказалось ещё более странным.
Там на форуме их почему-то один чувак, то есть не просто захожий чувак, а один из коллектива переводчиков, читает с явно дикими для смысла (местами - и для орфоэпии) ударениями, в связи с чем утверждает, что "Смоковница" - вовсе даже отличный себе четырёхстопный амфибрахий:

Winds like harps play under the same old fig-tree
Come, Adam, drive awhile the seraphs away.


И яблочко-песню держали в зубах, мля.

Вместо стихотворения получается какой-то бред, упрощённо-куплетный, и хочется сказать сразу "Вы что, обалдели?", но нельзя, они там маститые дяди, а я ни фига не знаю и перевожу по слуху, расстроилась.
Тем более, что этот чувак сам опубликован на Веке Перевода, и там у него есть вполне хорошие, звучащие переводы с французского.

А теперь перечитала свой перевод - а я-то тоже хороша, ту самую строчку о ветрах и арфах сама сгладила в амфибрахий: "Под старой смоковницей ветры, что арфы, поют". 
Над кем смеётесь?

В общем, расстроилась.
____________________

UPD: Потом гораздо более грамотный и слышащий переводчик пришёл и, слава богу, сказал, что никакого силлаботонического там нету, но он считает, что дольник четырёхиктный, а не пяти-.
В поисках доказательств своей построенной-на-чуйствах-теории, что у него дольник таки пятиударный, я раскопала видео - никогда раньше не смотрела! - где Мейнке читает свои стихи на английском. С yinglishским картавым r. Какой же он ЖИВОЙ! 
И таки ближе всего к пятииктному, да. То есть именно тех стихотворений он там не читает, но просто вот этот размер вообще у него преобладает везде.

Нет худа без добра, ага.

А ещё: вот перевод Голдене Паве, который два года назад (господи, уже два года? куда же они подевались-то) - я его никуда не выкладывала, вот только в ЖЖ и к стишкам, даже на ru_yiddish не постила - ну не знаю, просто перевела по любви и всё, необходимость такая была. И оно там в давней записи лежало и больше не всплывало. А тут вдруг - вот именно сейчас, спустя два года - начали его находить совсем неожиданные люди и приходить в гости :) надо же, никогда не думала об ещё-и-таких возможных последствиях перевода стихов. Ну всё-таки КААК интересно всё творится.
huli_tam: (Default)
Продолжаю переводить Мейнке Каца
возможно, у меня ритм иногда сложно поймать, но он есть. Просто у Мейнке дольник такой, и там многое зависит от того, как проговорить. И тоже то пять, то шесть стоп в строке, то вообще не понять, сколько. Но у него оно не сбивает, а завораживает, просто заклинание какое-то, я не знаю, просто голова от них кружится, вот балдею в самом высоком смысле слова. Не стихи, а fleet-footed vines. По-моему, стихи Мейнке с их неровным-но-строгим ритмом тяготеют к прочтению вслух. Или это просто мне хочется.



Старая смоковница

Ева из листьев платье плетёт сотни лет,
Устав от добра и зла, от райских сует.
Доныне стада овец
                          в облаках ищут Авеля след.
Под старой смоковницей ветры, что арфы, поют:
– Приди, Адам! Отгони серафимов прочь.
Утони! Ева – море без дна, долгожданный приют.
Здесь времени нет: истекли жизнь и смерть, день и ночь,
Здесь лишь духи и я – первый твой поцелуй, Адам,
Кость от кости твоей, лоно всей жизни земной.
Безмятежного неба скука – другим. А нам –
Ликованье грозы, великий дождь проливной.


Olg Fig Tree

Eve, shamesick, still weaves of leaves her gown,
weary of good and evil, of heaven-crowds.
Stray flocks of sheep still seek Abel in the clouds.
Winds like harps play under the same old fig-tree:
– Come, Adam, drive awhile the seraphs away.
Drown! Nude Eve in a dream is a deepest sea.
There is no life or death here, no night or day.
Only seraphim and I – Adam's first kiss,
bone of your bones, mother of all life again.
The spotless sky is a blue humdrum. Ours is
the stream of the cloudland, the splendorous rain.
huli_tam: (Default)
села переводить удивительного Мейнке Каца

пока что закончила только одно - On Tools. Далi буде.


Инструменты

О, вечный восторг
инструментов!.. Плуг рассекает
созревшую почву, стелет
семенам брачные ложа,
пролагает дорогу весне.

Серп – молодой месяц,
бесшабашный любовник
в объятиях ветреной ржи.
Лопата – Божья ладонь,
В ней – свежего дёрна ломоть.

Прожектор во тьме ночной –
это мираж посреди
древней, полной чудес
израильской пустыни.
Солнце само – колесо.

Пальцы, проворные гномы,
застывший двигатель тронув,
тоскуют по каждому поршню.
Напильник – быстрый взгляд
премудрого Соломона.

Топор, старик-инквизитор,
дожил до нынешних тёмных
времён. Молотки – громилы
с головами чудовищ.
Пила – сталезубый зверь.

Резец – созидающий клык
грозного великана –
кару свою вершит:
призракам головы рубит,
высекает из камня молчанье.

Коса, верная бритва
лихого цирюльника, бреет
заросшие щёки лугов.
Кирка – рука Самсона,
дробящая скальную твердь.


оригинал )