huli_tam: (Default)
История с переводом песни, как выяснилось, ещё не закончилась.
Я её таки перевела, и даже неожиданно быстро и складно. Заказчик говорит: назовите свои расценки. Я спрашиваю: "Столько-то вам подходит?" А он такой: "Мы хотим вам заплатить больше". Таких рабочих диалогов у меня ещё не было.

Потом он добавляет: а вы не могли бы перевод засунуть в ноты песни?

(имелось в виду: записать текст латиницей и разбить его на слоги под нотной записью, чтобы они понимали, какой слог идишского текста на какую ноту приходится. Ну, без проблем).

Говорю: окей, присылайте нотную запись в редактируемом формате.

Они прислали пдф, я начала редактировать, это оказалось сложнее чем сами сиськи, потому что стандартная идишская YIVO-шная транслитерация предполагает многабукав, и один слог порой состоит из 5 букв, поэтому слог визуально не влезает под ноту, только если совсем уж мельчайшим шрифтом, к тому же почему-то после сохранения всё уползает куда-то вбок, смещается — потом я плюнула, конвертировала сиськи из pdf в любимые допотопные bmp и с облегчением отредактировала их в Paint'e. В итоге технической работы вышло больше, чем поэтической.

А в заключение, поскольку количество слогов у меня иногда не совпадало с оригиналом, и получались лишние затакты итд, я решила, что лучше на всякий пожарный напою заказчику, что я имела в виду, и спела эти несчастные сиськи, сипя в 4 утра, записала на диктофон и послала вместе с pdf-кой. И швец, и жнец, жрец то есть...
huli_tam: (Default)
Сегодня еврейский Новый Год, мы его дома как-то никак не отмечаем -- наш эмоциональный новый год сейчас ещё незрелый и дозреет только к 31 декабря. Были бы мы сегодня вместе с J, устроили бы обязательно какое-то светское празднование, но он сидит у себя в Атланте. Поэтому я в качестве празднования просто сожрала яблоко и подобрала на гармошке дивный нигун про ворота праведности (פתחו לי שערי צדק), записала и послала J.

А ещё сегодня же -- мусульманский Новый год, славно совпал.

А я всё в процессе сведения летних заметок воедино, почти написала молдавский пост, но сегодня не закончу, превращаюсь в тыкву.

Зато напишу сегодняшнее маленькое харьковское: пошла отдавать в починку свои многострадальные босоножки -- городские неженки, в которых я всё лето лазила с J по репяхам, грязям и буеракам, и дважды их порвала как Тузик грелку.

Пошла в ремонтную мастерскую с гордым названием "Артуро", там сидит очень красивый худощавый дяденька с чёрным знойным взором, Артуро наверное, и говорит, что тут заклеить дырки мало, надо вообще восстанавливать задник, а то "беспонтовщина". Я говорю, конфузясь (сейчас подумает, что я совсем дурак): "А вы могли бы починить, не используя кожу? А то я кожу не ношу..." А он смотрит на меня и без всякой насмешки говорит: "Вы вегетарианка, да?" "Да". "Я вас понимаю, у меня друг сыроед".
Мимими.
huli_tam: весь мир течёт сквозь тебя (Užupis)
Я поняла, почему мне какое-то время назад стало скучно собирать паззлы: потому что не верю я ни в какую "целостность", "связанность" и "общую картину" и "тенденцию", и "мудрый замысел". И это как-то совершенно неинтересно. Верю, наоборот, в разрозненность, бессвязность, произвол и бессмыслицу -- это-то и есть самое занимательное.
huli_tam: (Default)
Впала в отрочество и перечитываю Крапивина, которого лет 17 назад глотала пачками. Названия все перезабывала, но помнила цитаты и происшествия, и по этим цитатам нашла всё онлайн -- и "В ночь большого прилива", и "Крик петуха", и ваще.

Только детские книги читать, угу.
huli_tam: (l'ours à vélo)
Но переводом песни про сиськи моя профессиональная деятельность не ограничивается: помимо этого, прямо сейчас я помогаю своему коллеге-переводчику (который переводит с идиша на беларусский, и не кого-нибудь, а Мойше Кульбака) уменьшать боровики до размера бабулек.
huli_tam: (Default)
Прислали вчера заказ — и вот сижу я теперь среди ночи и перевожу в стихах со словацкого на идиш песню про сиськи.
Будет что указать в CV.
huli_tam: (Default)
Про работу.

Вы уже, наверное, давно поняли: я ленивец трёхпалый.
Ежедневный, планомерный труд с 9 до 5, да пусть даже и с 12 до 8 -- это не мой выбор. И вообще, работа, на которую надо ежедневно ходить -- тоже не для меня. (Дважды в неделю вести идиш -- это да).

Мне гораздо приятнее лихорадочно делать проект неделю, ну несколько недель, с топотом дедлайнов и неспаньем по ночам, а потом месяц-два-три отдыхать.

Пока что мне очень фартило с трудоустройством: как университетский преподаватель я имела длинные зимние каникулы (половину декабря у студентов сессия, и почти весь январь каникулы) и плюс половину июня-июль-август-сентябрь для путешествий.

И я бы и дальше преподавала, если бы не решение уехать на несколько месяцев учиться, а потом уже возвращаться в УКУ как-то странно, и вдобавок Оксана ищет работу и как раз хочет снова преподавать идиш, ну и у меня сложилось ощущение, что моя львовская миссия завершена, что ли.

Поэтому встаёт вопрос: где я буду работать, начиная с 2018. У меня есть два переводческих фриланса, но они очень нестабильные: то пусто, то густо, может не быть заказов месяц или два. Есть ещё несколько проектов (редактура двух книг, перевод ещё всяких книг, написание учебника). Но это long-term штуки, и они -- зная меня, прокрастинатора -- могут затянуться на несколько лет. Есть также планы обучения (РКИ и ещё хочу заниматься массажем), но это тоже long-term, тут небось пара лет нужна только на овладение этим всем.

Короче говоря, если вы знаете какие-нибудь хорошие места, которым нужен удалённый переводчик/редактор, работающий с такими языками, как

русский
английский
украинский
польский
французский
чешский (тут могу только С чешского, но не НА него)
идиш
белорусский

(Области: публицистика, реклама, туризм)

дайте знать.

Кроме того, есть такая идея -- я поспрашивала знакомых журналистов и публицистов, они ничего такого не знают -- может, вы знаете:
а ну как в западных медиа есть потребность в человеке, который бы для репортёров переводил на английский статьи русскоязычной/украиноязычной/польскоязычной/итд прессы, чтобы они (западные репортёры) получали представление о содержании восточноевропейских медиа и могли на основе этих материалов писать собственные статьи. Вот я бы могла это для них делать. То есть я теоретически предполагаю, что такая потребность вполне может существовать, но достоверно не знаю.
huli_tam: (Default)
Вот надо же, как бывает: думаешь, что за какой-то прошедший период с его открытиями, испытаниями, наработанными навыками, ты достиг какой-то эмоциональной зрелости, перерос какие-то инфантильные штуки. Как иногда человек перерастает астматическую аллергию. А потом бац -- и оказывается, что это не ты перерос, а просто всё это время раздражителей не было рядом. Потому что последние несколько лет ты жил там, где не водилась условная пыльца. А сейчас приехал домой -- и всё вернулось, никакого личностного роста.

Пока я жила с родителями, меня всё чем дальше, тем больше бесило, я постоянно конфликтовала, взрывалась, высыпала на ковёр сахар из сахарницы, и только и мечтала о том, чтобы съебаться куда подальше. В самом конце 2013 года я наконец сняла квартиру под Харьковом, в Солоницевке, съехала туда и отношения с родителями моментально стали лучше. Потом в августе 2014 переехала вообще во Львов. Там сразу же страшно затосковала по дому, приезжала каждый месяц-два, несколько раз чуть не бросила всё и не вернулась, останавливало то, что: у меня же во Львове любимая и уникальная работа, я нужна своим студентам. (Ну и подспудно жужжало: что, вот так просто сдашься и уедешь? как слабачка? А также: о хосспади, теперь все эти неподъёмные манатки обратно перетаскивать?!)

Но за последние полтора учебных года я, наконец, достигла гармонии со студентами, меня перестала угнетать потребность регулярно ездить вести занятия -- наоборот, это меня как-то держит в тонусе, хоть два раза в неделю вылезаю в мир к людям; я поняла, что основные психологические испытания выдержала, теперь я могу остаться, конечно дом есть дом, но меня уже не сворачивает в трубочку от тоски. Теперь я могу сама выбирать, я хозяйка положения. То есть и раньше была таковой, но раньше это всё было мучительно, я карабкалась на какие-то шведские стенки: хочу домой, но уже ведь переехала сюда; работа есть, и прекрасная, но я не могу психологически с ней справиться, спасите помогите. А теперь стало: и тут могу, и там могу. И со всем справляюсь, и везде научилась ловить кайфы.

Однако появились новые обстоятельства, и главное то, что на подходе к тридцати я осознала, что если сейчас ВСЕРЬЁЗ не займусь тем, чем больше всего хочу заниматься (т.е. музыкой), то сгорят мои годы и вовсе дотла под пустые, как дым, разговоры. Поэтому я решила всё размашисто поменять, хотя бы на несколько месяцев, а для этого требуется уехать из Львова и из Украины вообще, а потом возвращаться преподавать в УКУ уже как-то безыдейно, лучше я отдам идиш Оксане, тем более что Оксана как раз сейчас захотела снова заниматься идишем, благо дочку можно теперь отдать в садик.

Ну а если уезжать из Львова и страны, уходить с работы, а потом возвращаться обратно в Украину к "чистому листу", тогда уж возвращаться обратно лучше в Харьков, конечно.
И вот я весь конец августа, пока родители были в отъезде, умилённо предвкушала возвращение блудного попугая, ходила по городу, заново привыкая к нему и заново открывая, прямо тебе второй медовый месяц, чуть ли не гладила стены домов; основательно приводила в порядок свою комнату, которая за последние годы превратилась в полнейшую свалку; раздавала книги и вещи, разбирала бумаги, выбрасывала мусор. Наконец, комната освободилась от завалов и обрела домашний вид. А тут и родители вернулись из отпуска.

И вот у меня ещё почти две недели каникул, и я их провожу тут в Харькове, дома -- и настала та прекрасная минута, когда меня всё в родительском гнезде начало дико бесить! Жесты, интонации, предсказуемые реплики, разговоры -- всё. Точно как в старые добрые времена.

Можно, конечно, в Харькове снять отдельную квартиру. Но это как-то бессмысленно, раз у меня тут уже есть своё гнездо, которое я обустроила по своему образу и подобию, не надо тратить деньги на аренду, можно наконец будет откладывать (чего у меня никогда не получалось во Львове), можно будет помогать родителям, и потом -- одной из причин моего решения вернуться было желание помогать семейству, которое без меня печалится, тормошить его, особенно папу, который сидит целыми днями один за компом. Выгуливать его, или хотя бы веселить. А так я засунусь куда-то к чёрту на кулички (потому что affordable жильё только у чёрта на куличках), буду там с утра до вечера сидеть фрилансить, и в чём тогда глубокий смысл возвращения в Харьков?

huli_tam: (Default)
Я тут писала про Шаргород (28 июля). Вот J выложил маленькое фотоэссе о Кларе Курман, которую встретил в Шаргороде в 2001 году, и чей пустой разграбленный дом мы обнаружили этим летом: http://jasonfrancisco.net/klara
huli_tam: (Default)
Мне нравится, как изъясняется Википедия, такие симметричные фразы, закруглённые:

Бала́ур (рум. balaur) — в румынской мифологии существо, похожее на дракона, хотя драконы тоже присутствуют в румынской мифологии.
huli_tam: (Default)
Сегодня день рождения Вовки Виолончели


huli_tam: (Default)
Перед тем как продолжить рассказ: вспомнила две дивные истории, услышанные на краковском еврейском фесте, пусть они будут не пост-скриптум, а пре-скриптум.

История от Рут: у неё есть приятельница старше её, тоже родом из ЮАР, но уже много лет живёт в Израиле. Так вот эта подруга рассказывала — годах этак в 50-х её отец и брат ездили по Африке, по территории нынешней Намибии. И в каком-то маленьком городке увидели еврейский надгробный камень. Не кладбище, а именно одну-единственную мацейву. Но их поразила не единичность объекта, а то, что на этом надгробии было написано. Они пришли к выводу, что покойный, видимо, не имел семьи, и еврейской общины тут никакой нет, поэтому очевидно хоронили и камень заказывали его друзья, которые в иудейской теме не шарят, но хотели из любви к товарищу всё же написать что-то на камне, еврейскими буковками. И, вероятно, начали искать какие-то еврейские тексты в его бумагах, или уж не знаю где они искали еврейские тексты в маленьком городке на юге Африки в до-интернетную эпоху.
Но некую надпись нужными буковками они нашли и выгравировали. На надгробии стояло "כשר לפסח" — "кошерно для Пейсаха".

(Еслишо, этой надписью маркируют еду и питьё, которые можно употреблять на Пейсах, т.е. не содержащие продуктов брожения)

История от Ирены Клепфиш: где-то в Америке она видела надпись то ли на мотеле, то ли просто на каком-то баннере, растянутом над дорогой: "Happy Yom Kippur!"
Ирена добавляет: "Нет, это было очень трогательно с их стороны, люди просто хотели выразить дружеское отношение к своим еврейским согражданам".

(Еслишо, Йом-Кипур — это "судный день", когда люди постятся, подводят итоги года, думают о своих проступках, о смерти, плюсах и минусах в карму, и всё такое)

Да, так вот.

продолжаем поездку )
huli_tam: (Default)
Дарья Серенко вчера процитировала фразу из какой-то статьи Айзенберга: "Поэзия — это то, что меняет представление о поэзии".

Записать иглами в уголках глаз.

Я три дня бурно ссорилась с J из-за анализа поэзии — из-за того, что его представление было шире моего, и меняло моё, и я это воспринимала как посягательство и угрозу. Точно так же мы уже несколько лет ссоримся из-за contemporary art, точно так же я воспринимаю непонятное как угрозу. Как всё-таки каноны являются "зонами комфорта", как хочется объявить вот это, и вон то "вообще никаким не искусством", "не поэзией", как будто от этого мир сразу устаканится. Нелегко мне далась эта "смена представления о поэзии", а насчёт contemporary art мы даже во время каникул так ругались — то есть ругалась в основном я — что в итоге я не выдержала и в хельсинкском музее современного искусства (в который я гордо и тупо НЕ пошла, только в магазинчик в холле!) купила себе книгу, чтобы узнать об этом искусстве побольше, вместо того чтобы прятаться от него под стол.

Но с поэзией ещё труднее. Мне даже с белыми стихами трудно, хотя традиция куда как стара. А мои уши заточены исключительно под силлаботонику. И потому я так срусь с J, который воспитан природой суровой современной ему американской традицией свободного стиха и потому слышит и переиначивает мои стихи в другом режиме, в другом ритме, "слышит другой барабан", и читает английские переводы Мандельштама, в которых утерян и ритм, и рифма, и лёгкость, и потому переводы эти меня возмущают, и я бушую: "это вообще нифига не Мандельштам, а хер знает что, оторвать и выкинуть".
А потом думаю: ну а как его переводить на другие языки, в частности на английский? Он же не дастся просто. И переводчики это понимают. Поэтому пытаются пойти вообще другим путём, чем создавать уродливый рифмованный недоперевод.

А уж спор о вольности перевода, о дозволенности, о границах — это вообще одна из наших повторяющихся крупнейших ссор с J. Я негибкая, а он открыт всем ветрам и сам, будучи свободным художником, переиначивает — художественные тексты, изображения, всяческие art pieces — экспериментирует, играет, выворачивает наизнанку. А я, узколобый любитель канонов, от этого бешусь. Есть found poetry, есть визуальная поэзия, есть перевод, который не параллелен оригиналу, а альтернативен ему, есть перепев как способ чтения, есть карточки Рубинштейна, да столько всего есть. Стихи можно писать миллионом разных способов. Как когда-то написал мне J, "it is possible to make love by eating an apple, by drawing shapes in the sand with your toe, by sitting still with your face turned toward the wind. And if these things, then certainly by writing". А у меня срабатывает условный рефлекс: нет-нет, это всё не поэзия, мы-то знаем, что такое поэзия, и не дадим её в обиду. Поэтому ничего я не слышу, зажимаю уши и скандалю.

Но есть рычаги, которые многое способны поменять. И главный рычаг — меткая, ясная, бьющая в яблочко формулировка. От которой всё вдруг становится на свои места.

И вот она мне сегодня по счастливой (не) случайности попалась, такая формулировка.

Поэзия — это то, что меняет представление о поэзии
.
huli_tam: (Default)
Снайдер невероятно круто говорит по-польски. Я в полном отпаде.

Ну то есть понятное дело, что учёный, занимающийся Восточной Европой, так или иначе должен владеть хотя бы парой-тройкой славянских языков, чтобы работать с первоисточниками итд. Но одно дело читать и понимать, а другое -- свободно беседовать на философские темы.


huli_tam: (Default)
Words, like moths, bat against the lampshade of night,
flap their syllables, flashing and clashing,
look for something to give them a light, and those which ignite
turn from golden to ashen.

Every phrase could be either a find or a loss,
everything that we utter,
and the wind takes a mouthful of moths, and blows across
wordless space
their barely audible flutter.
huli_tam: (Default)
***
cóż to było w ogóle
zagadka
kładka nad wodą
muzyki -- płonące węgielki
nocne pszczoły
miodne
miedziane

co za czary z czary głosowej
unosiły się w górę
szmery grzmoty brzęczenia

cóż to było w ogóle
tuż po zgaśnięciu
już się nie dawało opisać
tajemnica nierozwiązalna,
jak wnętrze teatru.


huli_tam: (Default)
Я долго не писала совсем не потому, что забросила ЖЖ, а потому, что была (и продолжаю быть) в интенсивных разъездах по Польше, Украине, Молдове, снова Украине, 9 августа начала писать вот эту запись в Кракове, сидя на летней террасе кафе "Клезмерхойз", но так и не дописала, потому что уехала на край света и сейчас пишу оттуда. Рассказов накопилась куча, в сентябре будет много времени и я всё изложу. Тем временем 3 августа мне стукнуло тридцать и занимаюсь я в жизни своей примерно вот чем

unnamed (3)

Тем временем, последние новости:

1) В постоянную экспозицию музея истории и искусства в Турку входят, среди прочего, Пикассо, Энди Уорхол и Сергей "Африка" Бугаев (который мальчик Бананан)

2) А под холмом, на котором располагается турковский художественный музей, скромно притаился бюст Ленина.

3) Сегодня впервые в жизни каталась на велике с ножным тормозом -- сначала психовала, но потом оказалось, что даже шлимазлу очень сложно врезаться в машину в тишайшем (несмотря на туристскость), городе Рованиеми. Улицы широкие, машины вроде бы есть, но почти не двигаются, люди говорят негромко, в ботаническом саду всё цветёт и благоухает, в соседнем лесу затонула в траве белая лодка, 6 км до полярного круга.

4) Прямо сейчас: юная компания за соседним столиком уже полчаса в красках расписывает, кого и как тошнило во время путешествия.

5) А это река Оунасьоки, мы в ней сегодня купались нагишом при свете дня, пока никто не видел (кроме одной девушки, которая как раз выгуливала собаку мимо нас). Для Лапландии очень теплая вода, градусов 15 так точно
 
Ounasjoki in Rovaniemi 12 aug 2017

Ounasjoki in Rovaniemi 12 aug 2017 - J
huli_tam: (Default)
Czeslaw Miłosz

Piosenka o końcu świata

W dzień końca świata
Pszczoła krąży nad kwiatem nasturcji,
Rybak naprawia błyszczącą sieć.
Skaczą w morzu wesołe delfiny,
Młode wróble czepiają się rynny
I wąż ma złotą skórę, jak powinien mieć.


W dzień końca świata
Kobiety idą polem pod parasolkami,
Pijak zasypia na brzegu trawnika,
Nawołują na ulicy sprzedawcy warzywa
I łódka z żółtym żaglem do wyspy podpływa,
Dźwięk skrzypiec w powietrzu trwa
I noc gwiaździstą odmyka.
huli_tam: (Default)
Искала в технических словарях Мультитрана "реальные условия" работы чего-то там и наткнулась на трогательное сочетание (из строительного словаря) "реальные условия защемления конца".
huli_tam: (Default)
Это дядька в метро ехал напротив меня


September 2017

M T W T F S S
     1 23
4567 8 9 10
11 121314 151617
18 19 20 21 222324
252627282930 

Expand Cut Tags

No cut tags